Дневник




Foto EtoTam
Витрина в Сохо.

Кому-то встречаются ещё чудеснейшие люди, обнаруживаются чудеснейшие места, сыры и кофе.


Дневник.


Александр оглядел кафе. По-прежнему посетителей было мало. Да и те, что были, скорее, напоминали туристов, чем завсегдатаев. Впрочем, Александр зашёл сюда с определенной целью, и сразу же занялся задуманным.
Ещё накануне он приобрёл красивую, оформленную кожей с тиснением, тетрадь. Подобрал авторучку, удобству которой придавал большое значение, и, вдобавок, ещё маленький блокнотик.
Все эти аксессуары говорили о том, что Александр вознамерился вести дневник. И теперь, он, открыв первую страницу тетради, как-то даже торжественно написал первую строчку: «Этот дневник будет фактическим рассказом о теории систем». И тут же задумался.

– «Теорию систем» надо бы написать с большой буквы. Многие годы «убил» на это занятие, и один бог знает, зачем мне нужно это хобби. Никакого отношения к науке и религии не имею, большим философом тоже себя не считаю, мораль и нравственность как у всех – бьют, – бегу. А в результате, чего только не услышишь о себе мало лестного, чуть заикнешься на эту тему. Нет, и похвала иногда перепадает, но в каких-то пипеточных количествах. Чаще всего собеседники тяжело вздыхают, и, похлопывая по плечу, говорят, – давай, Александр, лучше выпьем. Или, – бросил бы ты это дело, а там бы все и наладилось. Но, пока вот, в ожидании «налаживания», продолжаю от скуки и безделья заниматься логикой фрактальных систем.

Александр вздохнул, и продолжил писать, так и не внеся изменений.

– Может, следует с самого начала посвятить непосвященных в некоторые терминологические тонкости темы. Теорию систем часто путают с системным подходом. Например, можно услышать такое заявление: «Системный подход как таковой – это раздел математики, практическое его применение требуется там, где есть гипотеза, актуальность и новизна». А про себя подумал, – Или вот такое, – «Еще есть системный и стратегический подходы в психотерапии, там ребята таким мудрствующим «аналитикам» фору на 50 лет вперед дадут». Александр даже поморщился от такой мысли. – Нет, честное слово, я не обижаюсь. Даже жалею, что не стал вовремя собирать высказывания о системных подходах.

– Словосочетание «системный подход» мелькает в больших и малых трудах, и такое ощущение, что только ленивый им не пользуется. Задача то ведь простая, формализовать что-то определенное как «система», а далее описать математически и представить в удобоваримом виде. И это часто удается сделать, когда речь идет о простых последовательных логических «цепочках». Скажем, закон Ома, чем не система в математической формализации. Но каждому понятно, что это частный случай «для…», действующий в каких-то организационных рамках или условиях. На самом деле, найти внятное определение понятия система, практически невозможно. Ну, хорошо еще, если это какая-то техническая система. Потрудившись, может и можно как-то выкрутиться. Что-то даже у физиков на эту тему есть. А дальше что получается? Формализацию технической системы можно сделать только с помощью математической описательной системы! А насколько она полноценна в том виде, в котором она есть, эта система математики? Как саму её определить как систему? Понятное дело, что годность системы описания, это соответствие её результатов действительности. А, в конечном счете, эта формализация нужна для прогнозирования поведения системы при подборе или изменениях параметров.

Александр отложил авторучку. – Чашечку кофе, пожалуйста, глянув прямо в глаза бармену за стойкой, попросил он. А сам все ещё продолжал мысль.

– Это сейчас, когда научился писать длинными, сложноподчиненными предложениями, можно сказать, что теория систем, это наука о методах формализации. А в практическом применении, - метод определения систем. Почему употребляю «систем» во множественном числе? А потому, что встречаются затруднения с интерпретацией системы в сложных конструкциях. И имеет значение, какое из пониманий «система» применить на практике. Порой, прямо-таки жизненное значение.

Итак, если теория верна, т.е., правильна, то она может дать, пусть и в теоретическом виде, ответы на многие душещипательные вопросы по жизни. В практическом плане, надо анализировать информацию, иметь базы данных, чтобы составить себе полное представление о текущем моменте. Или предвидеть его как событие, если надо, совершенно научно. Конечно, и возникают вопросы, до какой степени события обусловлены, и так сказать, – фаталистичны. Есть ли возможность увернуться, или хотя бы соломки подстелить? Если нет, - тогда все просто, и нечего всякими теориями заниматься. А если есть возможность, то тогда всё не просто становится. Тогда наступает, позволю себе сострить, жизнь в науке.

Александр отпил глоток поданного кофе, и с благодарностью посмотрел на официанта. – Здесь прекрасно готовят кофе, сказал он. Официант широко улыбнулся в ответ, и, отходя от столика, как показалось Александру, произнёс что-то вроде, – «Мммм».

Допив кофе, и почувствовав прилив бодрости, Александр снова взял ручку в руку, и старательно вывел в своём дневнике, – «Про описательные языки».

– По-моему, есть большой образовательный пробел на эту тему, – начал рассуждать Александр.
Элементарная ведь вещь. А что-то не помню такого, чтобы где-то говорилось об этом. Хотя встречаются откровения – «...«Системная» ошибка здесь в том, что многие пытаются языком низкого уровня описать и интерпретировать более высокую реальность и процессы более высокого порядка. Каждому слою реальности соответствует свой язык. Как сказал кто-то из мудрых – «Он стал поэтом, для занятий математикой у него слишком мало воображения...»». Попадаются всякие мнения по этому поводу. Например, описательный язык может быть «представленченским», ещё не имеющим в своей основе какой-либо конкретной модели. И можно и удовлетвориться таким языком, как, что-то вроде, - «поток, частицы и обрабатывающие терминалы».

Надо бы записать где-то, – удовлетворение, – это реализация принципов достаточности и соответствия выполняемым задачам.

Поэтому часто сталкиваюсь с элементарным непониманием по этому поводу. Типичные диалоги:
«За уши притянуты фракталы к групповой динамике, а Ваша теория – к самим фракталам. Вы же прекрасно знаете, что притянуть можно что угодно к чему угодно.… Прикиньте, какой «притяг» может получиться:
Групповая динамика и свойства воды!
Групповая динамика и торсионные поля!
Групповая динамика и сингулярные уравнения в системах двойных звезд параллельных вселенных!
Бред, а как звучит, а?».
А всего-навсего, мы разговариваем на разных описательных языках об одном и том же, – погрустнел Александр
Да и этого ещё мало. Надо, читая научную литературу, соображать и переводить для себя, всегда задаваясь вопросом, – а что же они хотели сказать, в конечном счёте, написав вот такие, например, определения: «Дискретная математика исследует поведение систем, состоящих из конечного числа отдельных элементов».

– Так можно ли найти в используемой математике какую-либо систему её организации? – продолжал думать Александр. Прямо надо сказать, – нельзя было бы, если с самого начала не заниматься теорией систем.
Основной критерий истинности модели, это полное соответствие фактических результатов, с предполагаемыми, полученными с помощью модели.

Александр глянул на допитую чашечку кофе.

– Другое дело, что можно и на кофейной гуще погадать, и результаты сойдутся. Наука предполагает, что повторяемость результатов, убеждает в истинности и надежности модели. Если такое предположение отбросить, то фундамент науки окажется её могильной плитой. Поэтому встает дилемма, как убедить неверующих в бога, или верующих в науку в неизменяемости мира, когда он прямо у всех на глазах постоянно меняется, и два раза какой-либо факт одинаково не повторяется. Поэтому заявляется, что в главном-то, эксперимент повторяем. И этого достаточно. Во всяком случае, на период жизни утверждающего сей факт. И это имеет под собой глубокую философскую основу, которую тоже можно признать научной, так как в ней утверждается, что мир меняется, когда меняется представление о нем. Поэтому резонно предположить, что идет постоянное сравнение имеющихся и предлагаемых моделей на соответствие действительности. А что принимать за действительность? Каждый художник видит её по-своему. Один рисует натюрморт. Другой, – целый пейзаж. Вот, и с моделями так. А для какого масштаба действительности описание подходит? Законы физики научны. Законы диалектики тоже научны, хотя и подозревается в обоих случаях какой-то подвох.

Страничка 2.


Александр перевернул страницу дневника.

– Рассуждать о математических системах можно достаточно долго. И, соответственно, о языках.… Как вообще понимают люди друг друга? Или, не понимают вовсе. Ведь что такое язык?
– Изложенные данные, – сам себе как бы ответил Александр. И не просто изложенные данные, по всей видимости, а каким-то образом упорядоченные. А то вместо языка, абракадабра получалось бы. И тип восприятия, конечно, важен. Я бы даже сказал, - целый аппарат восприятия. Например, если беседуют два математика о математике на каком-то своём языке, то и понять их и рассудить, если надо, может только третий математик. Очень уж это на шифровку-дешифровку данных похоже. Да так оно и есть, наверное. И, где-то в этом аппарате восприятия заложена обработка на соответствие типов и представления данных, для получения «полноты»,«целостности» картины по обсуждаемому предмету.
Всё это бы и сложно, и не сложно тоже. Ведь как ещё иначе может быть?

Александр взял маленький блокнотик, и написал на первый странице: «Образное», при этом подумав, – А вот здесь я буду записывать примеры в каком-нибудь контексте понимания.
Накануне, просматривая материал близкий по теме предмета, и, глубоко задумавшись, Александр обнаружил свежее и модное поветрие в мысли человеческой.
Символьные вычисления! Поинтересовался, за что людям деньги платят, и, попытался понять смысл.
– Сам по себе смысл хороший. Очень близкий смысл к потребностям программирования. Суть, если в моём понимании, очень простая как бы. Проводить операции с подпрограммами, которые сами по себе составляют множество. Вот над чем бьётся ум человеческий! Какие тут перспективы видны? Эээ, – потерев кончик носа, и, глянув куда-то в сторону, сосредоточился Александр.

– Останови пока полёт фантазии, насчёт перспектив, а уточни положения.

Александр перечёл написанное ранее.… Ну, вот же: «Предмет Фрактальные системы, в первейшем его понимании, это наука о методах формализации. А в практическом применении, — метод определения систем».

– Вроде бы, сама математика и есть формализация данных. Точнее, это учёный, применяющий математические методы к имеющемуся, или предполагаемому набору данных. Набор данных для обработки учёный добывает, применяя классификационную модель. Это в практическом плане. В исследованиях самой же математики, – как логики обработки данных, вполне годится какое-нибудь «пустое множество», уже как-бы классифицированное.

Вот где зарыта собака!!

Очень легко путается классификационная модель с данными системной формализации! И, соответствующие выводы делаются прямо-таки поражающие воображение. Типичный пример, это данные приведённые Дарвином… Вывод из них неизвестно кто сделал, но до сих пор он кажется крайне убедительным. Ведь это так просто, – линейное построение от простого к сложному, последующее от предыдущего. Очень даже похоже на истину!

Но, понятно, что частная классификационная модель, годная разве что на то, чтобы не запутаться в ворохе данных, не может претендовать на описательную системную модель. Нда. Подменять системные данные данными полученными с помощью частных классификационных моделей, крайняя ошибка будет. И, какие «на сейчас» это имеет последствия?

Александр оглянулся вокруг. По-прежнему сверкали бокалы на барной стойке, цветок минифаленопсиса невозмутимо торчал в горшочке, радуя глаз, кофейный аппарат жужжал и фыркал очередной порцией бодрящего кофе, а аромат его чувствовался и привлекал любителей, наверное, даже на улице.

Страничка 3.


И как же это всё можно описать, оглядывая окружающую действительность, – подумал Александр. Математически. То, что художникам, скульпторам, композиторам, писателям, изредка удаётся приблизиться к описанию, используя своё мастерство, всё же не достаточно для целей практического плана. Да, и вон там, на кафедре, отец Александр о чём-то предупреждает вдохновенно, – «Будьте бдительны!».

Цели практического плана. Ну кого они могут интересовать. Зачем нужно какое-либо описание процессов, годное для моделирования жизни, когда и так, худо-бедно, всё получается. Корабли плавают, самолёты летают, компьютеры работают. Даже болезни лечатся, хотя и не задаром.

Но тут вывод пусть делает каждый для себя. Отдельно. Находя свой смысл.

А что такое смысл? Соединение определяемой действительности с абстракцией, предположения с действием, стремление и обоснование, и знание ответа на вопрос, – «Зачем?».
Александр достал свой маленький блокнотик, и записал, – «Смысл и его интерпретации».
А для себя выделив:

«Говорить (о чём-либо), – значит, придерживаться установившегося в разговоре уровня абстракции и использовать понятия заданного в нём семантического поля. Потерять контекст в разговоре – это перестать понимать то, на что опирается собеседник, или интерпретировать его мысль в ином смысле, нежели тот, который подразумевает собеседник, исходя из заданного в разговоре семантического поля понятий».

А говорить Александр как раз желал об абстракции. В контексте системной математики.

– Разрезать яблоко ровно на две части принципиально невозможно. Так же как и найти два совершенно одинаковых яблока. Значит, математическое выражение 1+1=2, является абсолютной неадекватностью, так как не подтверждается практикой. Это же должно быть ясно всем, как дважды два. Тогда смысл слова «одно», отличается от смысла слова «единица». И отличается от выражения, один плюс один, будет двое, или два (контекст).
То есть, математическая запись без контекста привязки к смыслу, не годится ни для какого описания.

Да что далеко ходить. Нарисованный (отображённый) квадрат в одном случае может быть лекалом для выкройки, в другом, – геометрическим понятием, а в случае интерпретации понятий теории систем, – схемой последовательно-параллельного соединения единиц.


Таким образом, чтобы выражение 1+1=2 для яблок приняло контекстный смысл, яблоко должно быть формализовано до единицы, включающей в себя пару определений «Признак и функция». А для яблок расписано, какие данные относятся к группе «Признак», а какие будут определяться как «Функция», и всё в целостности будет единицей.

Александр расправил плечи, потянулся, и подумал, что довольно просто объяснил про абстрагированные понятия, надеясь и дальше продолжать свой дневник.

Страничка 4.


«Буквы символы относятся к логике и реализации алгоритма обработки данных!», – это сам Александр только что записал у себя в блокноте.

Структура и данные. Они должны быть вместе при записи и считывании последовательного-параллельного кода, – продолжал рассуждать Александр, кстати, лучше называть это двунаправленным кодом.

– Некоторые древнии языки не имели ни пунктуаци, ни пробелов между словами (разделений), однако никого не затрудняло считывание. О чём это может говорить? Только об одном. Отдельные символы, похожие на буквы, относились к структуре пакета, включающий данные, а содержимое пакета, комплектуется кейсами для различных типов данных, тоже упорядоченных, и самих данными в них. Эх, надо бы табличку-схему нарисовать.

Тут же Александр и нарисовал схему.
И написал рассуждения к ней:

«Ещё в начале 20-го века религиозные философы начали употреблять слово безотносительность, практически в то же время, когда и Эйнштейн вводил своё понятие относительности. Но в историю терминологии сейчас углубляться не буду, а просто, своими словами, расскажу о понятии безотносительности. Всё очень просто!

Допустим, если взять резинку, или воздушный шарик сдутый, и сделать на них авторучкой обозначения (просто метки), а потом, растянуть резинку, или надуть воздушный шарик, то, те же метки и останутся. А теперь, вынесем резинки за «скобки», и у нас останутся только метки (обозначения).

В общем-то, всё. Безотносительность готова! Она даже к резинке конкретной не привязана! Это будет называться безотносительным набором обозначений. Для этого набора имеют значение только сами метки и, как-то обозначенные. Можно ведь было ставить чёрточки, точки, буквы, символы. Лучше говорить об обозначениях, так как иногда очень важно знать, где эти метки первоначально присутствовали. На прямой резинке, или воздушном шарике. Т.е., на прямой линии или шаре».

Александр задумался.
– Пожалуй, лучше будет вынести объяснения по организации кодовой записи в отдельный блокнот. Дабы не смешивать известный материал с ходом рассуждений. Известный материал так и назову, –

Александр заказал себе чашечку кофе. И подумал, что такое вступление должно быть к чему-то. Ещё по дороге в кафе, намерение у Александра было писать о кодовых листах, и логике, как вообще, так и сопутствующей этим листам.

Дождавшись кофе, и, как всегда, похвалив его, оглядев помещение кафе, которое сегодня совсем уже почти пустым было, Александр снова обратился к рассуждениям и записям.

– О чём же речь идёт. Если сложить всё вместе, то получается структурная таблица пакетного плана, заполнение данными которой двунаправленно, да плюс задача этого действия. Задача выражается в алгоритме обработке поступающих данных, а структура формируется от принципиальных положений системы. Такая смесь в действии выходит, – вычислений позиционной алгебры, алгоритма символьных структур, и ещё чего-то.

Александр оторвался от блокнота, и, блуждая взглядом, заметил официанта, лениво сидящего у стойки бара. И чуть ли не вслух уже продолжал думать, глядя на него.

– Если есть область определений, и язык терминологии и описания, а так же включенные туда воспринимаемые образы (идеалистические представления и понятия), – вот почти полный наборчик для взаимопонимания. И, всегда, такой язык преобразован в сленг группы специалистов, явно отделяющий их от других, похожих. Т.е., не говоря ещё о применении на практике знаний, вы уже можете общаться в данной группе. Как говорится, вы уже физик, которой хотя ещё и не видел атома, но уже физик. Ценна ли такая возможность, насколько, дело первой важности или десятой. Нужно ли знать, что там птицы говорят на своём языке, или нет, скорее, дело индивидуального порядка. Всё зависит от задачи. Лично Вашей задачи, и Вашего понимания. А что касается сленга, то говоря на нём, возникает вопрос, с какой сленговой понятийной группой идёт разговор? И какова направленность её, этой группы, деятельность.

– Говоря о какой-то логике, надо, в первую очередь, говорить о структуре алгоритма этой логики. Какого она порядка, эта структура, для чего она есть, и её направленности, – Вектора идеи!
Надо перечислить составляющие логики в реализации, для начала, в самом общем виде, конечно, ели нужно в чём-то разбираться. И, самое главное, указывать, обозначать, структурную группу пользователей этой логики. Т.е., у группы, и внутри неё должен быть Код-адрес!

– Структурная группа, структурная группа, сленги, – начал задумчиво барабанить пальцами по блокноту Александр.
– А структурная группа пользователей логики, как раз и будет целевой задачей обработки данных!
– Хорошо бы сформулировать это кратко и красиво, по возможности, – глядя на официанта, подумал Александр.

Официант, смутившись взгляда Александра, зачем-то начал вытирать стойку бара, которая и без того сияла чистотой.

Страничка 5.


Александр зашёл в кафе. По-прежнему оно пустовало, и как не прогорало финансово, непонятно. По-прежнему молчаливый официант находился среди сияющих гор хрустальных бокалов и белоснежных чашечек и блюдечек для кофе. У Александра было подозрение, что ассортимент различных продуктов в кафе был бесконечен, но что нужно было Александру сейчас, так это привычная чашечка кофе, привычный шоколад, и, дополнительно, газированная вода с кубиками льда. Всё это было моментально подано на стол, причём к удивлению Александра, вода была подана в сифоне, да-да, в том стеклянном баллоне с оплёткой металлической сеткой, запотевший весь, являя собой несомненное украшение стола. Куда там газировке в пластиковой бутылке! Вода, налитая из сифона, чем-то, по благородству и ценности, равнялась коньяку. И кубики льда ещё.

Собственно, по поводу куба и хотел писать сегодня Александр.

Случилось недоразумение, и, Александр, принял ныне модный термин кубит и компьютер на основе кубита (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D0%B1%D0%B8%D1%82) за ту модель, к которой он сам стремится. Но, при детальном рассмотрении, и ещё хуже, при попытках разговоров на эту тему, стало ясно, что разногласия по этой теме есть. И надо бы их исправить. Лучшим вариантом было-бы, ввести новый термин «кубайт» (транскрипция cubait), он же означающий компьютер на основе расчётной единицы, входящей условной диагональю в единичный куб, имея в виду именно это, а не что иное.

Александр, вспотев после написания такого длинного текста, налил и выпил газированной воды, предварительно бросив в стакан кубик льда.

– Собственно, подумал он, не так далеки физики в своих размышлениях от истины. «Кубиты могут быть связаны друг с другом, то есть на них может быть наложена ненаблюдаемая связь, выражающаяся в том, что при всяком изменении над одним из нескольких кубитов остальные меняются согласованно с ним. Иными словами, совокупность запутанных между собой кубитов может интерпретироваться как заполненный квантовый регистр». А не перевернуть ли эти рассуждения с головы на ноги, для начала? А когда голова сверху, то и думается как-то легче, - пошутил Александр.

В самом деле, поставим опыт. Возьмём какую-нибудь систему, ибо только в системе есть взаимосвязи и упорядоченное распределение, и измерим один её параметр. Запишем результат на выходе. Теперь изменим этот параметр системы. Что произойдёт? Результат какой-то будет получен, и снова запишем его. Продолжая изменять всё тот же параметр, получим серию данных, которые можно оформить каким-либо графиком. И что расскажет такой график? Конечно, этот график расскажет о результатах преобразований в «чёрном ящике». Но в данном случае, нам, кое-что известно о «чёрном ящике», то бишь, системе. А именно, система отношений системы соответствует отношениям в системе.
Соответственно, система может быть определена и через систему отношений.

Т.е., «чёрный ящик» состоит из взаимосвязанных отношений (грубо говоря, - дробей), и получается, что, изменив один параметр, все входящие в «чёрный ящик» отношения пересчитываются до приведения системы к текущему состоянию с внутренним сдвигом.

Не будет лишним напомнить, что система, как таковая, основана на условном делении, которое очень удобно выражать именно в отношениях.

Всё бы славно, и можно на практике применять полученные знания, например, почти 100 % излечивать рак, так как болезнь, по известным её описаниям, можно смело отнести к системной (проблемы с нарушением деления различных клеток), но есть и ещё один обязательный показатель. Это «глубина» делённости системы. Можно назвать эту «глубину» и индексом деления. Вот его-то первоначально и надо вычислить, прежде чем приступать к лечению.

Александр допил свой кофе. Ещё раз полюбовался сифоном на столике.

– Врачи плохо считать умеют. А к медицине никаким боком не отношусь, - пронеслась моментально печальная мысль в голове у Александра.