97. Портрет 3



Научный роман.
«Портрет».
(продолжение)

— Милый Чарльз, насколько я поняла, ты увлечён миром моделей, ты им занят. Наверное, даже, видишь перспективы в этом направлении занятия. Может быть ты уже не тот Чарльз, которого я знаю и люблю, а витаешь где-то в сферах неопределённости. Ани прямо и выжидательно посмотрела на Чарльза.
— Милая Ани, улыбнувшись ответил Чарльз, — формулирование неопределённостей, пожалуй, главное в этом деле. До формулировок, всё несформулированное никак нельзя отнести к области науки и вносить неопределённость в модель будет некорректно. Тот ли я, можно порассуждать на эту тему. Думаю, определение — жизнь — это миг между прошлым и будущем, ни тебя, ни меня не устроит. Если прошлое нам обоим известно, на что ты и ссылаешься теперь, то что будущее? Неужели неопределённость?
— В моём понимании — да, Чарльз. Хотя, вроде, оно и сложено из планов, надежд, мечт, фантазий, в общем, из ожиданий. Ани задумалась. И вот ещё что. Меньше всего жду каких-то неприятностей. Будущее представляется чуть ли не идеализированной картинкой, где существует чай с лимоном, и садовник улыбается рыбам в пруду.
— Ани, пусть это будет частично не научно, но пока не представляю себя без тебя, я всё тот же. Занимаюсь тем же, лучше сказать — развиваюсь в том же направлении. Глупости иногда вытворяю, правда уже с оглядкой на состояние здоровья, не так бесшабашен. А с научной точки зрения, «мостки через миг», перекинуты. И их не мало. Вот ты замечала странное совпадение по времени открытий в области астрономии и исторической археологии? Чем больше что-то о космосе узнаём, тем глубже в археологии откапываем. Мир представлений становится шире об окружающем. Одновременно. С научной точки зрения, будущее уже в нас заложено, хотя и выглядит как пунктир, которого следует придерживаться.
— Чарльз, про пунктир не думала, но, возможно, если смотреть с точки зрения развития, что-то в этом есть. Только заниматься наукой настолько, чтобы отрешиться от чая с лимоном, ещё не способна. Подожди. Ты ведь теперь моделями сознания занимаешься. Значит, пунктир в этом направлении и ещё есть. Так?
— Ну как про тебя можно не помнить, милая Ани! Да и про чай с лимоном, существование которого относится к соседней области науки. А пунктир, он из определённых положений состоит. И то, что нам кажется совершенно последовательным, таким никогда не является. Да даже положение сравнительности полагает сравнение с наилучшим из того, что было. Хочешь-не хочешь, а для выбора надо вспоминать лучшее.
Чарльз хитро улыбнулся, пытаясь сохранять серьёзное лицо.
— Благодарю, Чарльз — как-то быстро отозвалась Ани. Никогда не замечала тебя центром внимания дамского общества. А вот что мной не один ты восхищаешься, намекала тебе.
Ани рассмеялась.
— Чарльз, я знаю про методологию сравнения, и там не один пункт. И вот сейчас задумалась, ведя разговор о моделях сознания, какое из будущих имеется в виду. Может назвать их дальним и ближним? Эти «будущее» ведь разные? Не один пунктир, а два?
— Ани, перейдя на научный язык для ясности, будущее, ведь это что на этом языке — целевое назначение. И если с одним пунктиром довольно всё понятно, то вот со вторым, не совсем определено. Иначе откуда возьмутся надежды, например. Жизнь данная нам в ощущениях, как выразился бы философ, это ровно половина «виртуальной жизни», которую в быту принято считать «духовной». Интерес к открытиям в космосе и археологическим раскопкам, проявляют далеко не все. Да, Ани, два пунктира.
— Чарльз, я уже привыкла удивляться. Но мысль о том, что один пунктир будущего каким-то образом вставлен в другой пунктир, довольно нов, правда не знаю, насколько. Может быть и сама бы догадалась. Ани мило улыбнулась. — Подумаю об этом за чашечкой чая с лимоном.