997. ПТН


Из серии «Научный роман».

ПТН 7




— ПТН, раз уж мы коснулись примеров, хотела бы уточнить, как ты видишь эти взаимосвязи безотносительные, и понятия «Внешнего», «Внутреннего». Что это такое? И такое вот ощущение, что у меня не хватает какого-то ключа понимания твоего изложения материала.
— Да-да. Ключ. Ани, придётся рассказать тебе возможно смешную, но правдивую историю. Как ты к этому отнесёшься?
— Ты же знаешь, я всегда рада радостным историям. Рассказывай же. Ани тут же устроилась поудобнее, и сразу упёрлась взглядом в какую-то средневековую картинку, изображающую «Вселенную» по индийским мифам, прикрепленную к стене позади лабораторного стола.
— Хорошо, Ани. Слушай.
Будучи ещё крайне молодым человеком, в те времена, когда религия была опиум народа, а не что-нибудь другое было опиумом, из любопытства зашёл в храм. Там шла служба, и в какой-то момент откуда-то вынесли огромную книгу, держа её высоко над головой, и обошли с ней внутри храма. На книге не было никаких названий и надписей.

— Странно, подумал я. Книги они для того, чтобы читать, а не над головой носить.
Конечно, возникло жгучее желание заглянуть в неё. Но потом подумалось — Наверняка это не настоящая книга, а макет. И там, если и есть страницы, то совершенно пустые.

И вот теперь, собираясь макетировать модель системной единицы, вспомнилось, — Мой Бог, а ведь лучшего объяснения взаимосвязи всего и всея, чем лист бумаги и не найти.
Если подумать, то у листа есть две стороны и толщина, она же корешок, хотя и исчезающе тонкий в теории, но, всё же есть. Какая сторона у листа внешняя, а какая внутренняя, если на листе ничего нет, не сказать никогда. А если лист бумаги соединить в ленту Мебиуса, то получится бесконечная, как бы одна сторона бумаги, перегиб, и корешок.
Конечно, лист бумаги можно по-разному складывать, но фундаментальные свойства будут всегда оставаться — перегиб, корешок и лист.
— ПТН, это ты про фундаментальные свойства именно системы говоришь, полагаю.
—Да, Ани.
Перегиб даёт тоже фундаментальные свойства — бесконечность и образующиеся при делении (разрезании) ленты Мебиуса взаимосвязи.
В общем, если занимаетесь наукой, какую-нибудь фундаментальную модель мира, надо держать перед глазами.
Ани засмеялась.
— Какой ты ловкий! Похоже, ПТН, тебе для макетирования модели достаточно и листа бумаги. Ведь всё макетирование — это запись обозначаемого, и реальных железок не нужно.

— Лучше и удобнее воспользоваться компьютером, Ани. Все эти записи обозначений составят отдельный лист, чтобы не запутаться. И, кстати, обозначаются группы кейсов, и другой материал в них.
Вот, например, пару кейсов можно обозначить как общую группу — А, с входящими в неё кейсами В и С. Тогда запись и будет выглядеть как АВС. Но если иметь в виду противоположные кейсы, то запись примет вид ВААС. Сразу можно указать их относительную взаимосвязь и содержание.

— А. Это не так сложно, поглядывая на картинку, все ещё улыбаясь, сказала Ани. Вот вижу на рисунке ещё один постулат — «Система больше чем её определение». Ой, и ещё — «Система конечна в определении». Наверное, и — «Система изменяется, не изменяясь сама».

— В общем-то, довольно образно это представлено, но легко разобраться с уже готовых научных знаний по системам, которые, кстати, ещё не знаю, как и назвать. Дело в том, что название не должно быть, как «с неба свалилось», ход событий должен быть понятным и воспринимаем участвующими в них. Можно это назвать «глубиной адаптации». «От сих — до сих» будет понятно — туда включены и мотивы, и восприятие жизни, а остальное будет «пролетать над головой». Всё, или почти всё, должно иметь доступное объяснение для участников событий. Вот пример с книгой тут снова подходящий. Листы в книге могут быть представлены как последовательность событий. Но эта последовательность событий, для разных участников событий, будет разной.
Что касается какого-нибудь романа, где сначала идёт завязка действия, потом кульминация, а затем — «И жили они долго и счастливо», то нужно зайти в типографию, и посмотреть, как пронумерованы страницы на типографском листе, пока лист не свернули и не обрезали. Такая нумерация будет для последовательно воспринимаемых событий.
— Очень интересно рассказываешь, ПТН. Так какое название ты придумал?
— Поскольку речь идёт о вычислительных машинах, то, если не курс или кафедру, а только справочник можно назвать что-то вроде— «Теоретические основы кибернетики».
— ПТН, дай мне подумать, подходящие ли название.
— Думай, Ани.
— Хм, я бы, как корреспондент научного журнала, назвала — «Теоретические основы фрактальной кибернетики». Звучит как-то по-новому. Свежо.
— Зато теперь слово кибернетика звучит устаревшим. Да и не совсем отражает суть. А предмет научного прогнозирования, так это вообще отдельный предмет.
— Тогда, может — «Теоретические основы фрактальной структуры приборов»? «Theoretical foundations of the fractal structure of devices»?
— Ани, ты гений! Чаю хочешь?