Философия – модель мира




София – Премудрость Божия (новгородская).
2-я пол. XV века.

София (философия).

Софи́я, Прему́дрость (греч. Σοφία — «мастерство», «знание», «мудрость», ивр. חכמה‎) — понятие в античной и средневековой философии, иудаизме и христианстве, выражающее особое представление о мудрости или олицетворённая (воплощённая) мудрость.

В дофилософском употреблении (Гомер) — разумное умение в творчестве; «знание о сущности», о «причинах и источниках» (Аристотель).
В иудаизме и христианстве — олицетворённая мудрость Бога. Представление о Софии как о «Премудрости Божией» получило особое развитие в Византии и на Руси. В русской религиозной философии XIX—XX веков учение о Софии развивали В. С. Соловьёв, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский.
В иудаистических и христианских религиозных представлениях космическое (часто женское) существо, содержащее в себе начала и идеальный прообраз мира. Аналог Тары в буддизме и Матери Книги в исламе.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Философия – модель мира.



Сегодня за окном кафе был весенний день. Доносился запах липовых почек, и воздух был свеж. Природа начинала пробуждаться, как выразился бы поэт. Хотелось петь. Но заметив какой-то, как показалось, мрачный взгляд официанта, Александр вспомнил, что в кафе принято рассуждать, в общем-то.

– Мне кофе, сок и сигару, пожалуйста, – занял делом официанта Александр.

Сигары Александр обычно не курил, но значимость темы подразумевала и какой-то значимый антураж. Философствовать, покуривая козью ножку, совсем не то, что наслаждаться сигарой и рассуждать. Может и сам дух философии предпочитает сигары как антураж.

Александр отпил глоток поданного кофе, глянул на сигару, и написал заголовок темы.

Философия – модель мира.

И закурив всё же сигарету, начал рассуждения.

– Материализация чувственных идей, т.е., – действие, подразумевает философию. Да-да, деятельности вне философии не может быть. Другое дело, что по жизни, она так и остаётся для потребителя жизни видимо отсутствующей, т.е., не сформулированной. А потому и кажется жизнь порой бессмысленным клубком событий, или, при анализе её, горой мусора, мало какое значение имеющее, на первый взгляд.

– Собственно, разобраться в такой немаловажной детали как применяемая в системе философия, и нужно для различных целей. Как-то это всё взаимоувязано: Логика, Система, Философия, – продолжал рассуждать Александр. – Всё вот кручусь вокруг идеи сделать устройство под названием Единичная система, но, натыкаюсь постоянно на кирпичное непонимание необходимости сего устройства кому-либо из современников. Новьё принципиальное. Что-то вроде компьютера, но называется устройство по обработке системных данных. Словосочетание "Модель единичной системы", пока никому ни о чём ничего не говорит. Да и с нуля надо самим делать.

И дело-то не в деньгах, кажется. Думается, модель можно сделать и из подручных материалов. Дело в осознанной необходимости, как сказал бы, эээ, ... бог.

Заглянул в Википедию глянуть на имеющееся определение философии.

«Философия (φιλία — любовь, стремление, жажда + σοφία — мудрость → др. - греч. φιλοσοφία (дословно: любовь к мудрости)) — дисциплина, изучающая наиболее общие существенные характеристики и фундаментальные принципы реальности (бытия) и познания, бытия человека, отношения человека и мира. К задачам философии на протяжении её истории относились как изучение всеобщих законов развития мира и общества, так и изучение самого процесса познания и мышления, а также изучение нравственных категорий и ценностей. К числу основных философских вопросов, например, относятся вопросы «Что первично — материя или сознание?», «Познаваем ли мир?», «Существует ли Бог?», «Что такое истина?», «Что такое хорошо?» и другие».

– Надо править этот ужас.
Разложить всё по полочкам. Что должен соображать руководитель, глядя на происходящее, – «Что такое истина?». И долго он так думать будет? Правильно, пока его не уволят, или его предприятие не развалиться само собой, – пыхнул сигаретой Александр.

– Всякая деятельность, как уже определили (или, поверили мне, как специалисту), обеспечена философией. Т.е., так и можно написать, – в основе философии лежит модель какая-нибудь. Должно заметить, не картинка мира, а модель, – в которой присутствуют взаимосвязи и зависимости различных процессов. И хорошо бы, чтобы такая модель претендовала бы на некую целостность этих взаимосвязей, а не была бы интуитивно-примитивно-утилитарной, обеспечивающей объяснения узкого спектра явлений, а то, и частных желаний, только. То, явно не философия. Как и словоблудие после графинчика клюквенной настойки на уютном диване, например, или, оно же, в пабе, после шестой кружки. Тем более, соответствует ли философия жизни, очень легко проверяется. Ещё меньше к философии можно отнести возникающие вопросы о первичности яйца или курицы. А дурацкий вопрос, если его задать мне, – есть ли Бог, сразу скажет о том, что ты не философ, и никогда им не станешь. Иди траву щипать дальше.

Но, в общем-то, охаивать философов, и даже целые философские школы, огульно не следует.
Если уж что-то целостного из концептов и моделей создать так при жизни и не удалось, всё же жизненная практика требовала обеспечения действий. А потому, наверное, и самих философов можно было бы разделить на области их философских интересов. Научные, религиозные, общественно-государственные, и даже, бытовые.

Но, как можно заметить, наиболее полная философская концепция имеется лишь у самого бога. Ему ли не знать существующую модель и свои действия под это определённые. А мы, мы, конечно, стремиться будем (должны) к пониманию, если траву перестанем щипать.

Тут Александр и сам задумался.

– Не совсем точно в предыдущей фразе выразился о модели, и действий под это определённых. Это скорее нам, смертным, так выражаться престало. А для бога, модель соответствует полностью философии. Поэтому и несколько ремарок хотелось бы добавить в материал по философии.

Начнём с того, что ТС, подразделом которой мы здесь занимаемся, – фрактальными системами, официально использует научное понятие бога, как определяющего исходные параметры систем.

Достаточно быть простым инженером, чтобы понимать, что и контур системы с обратными связями должен быть задан, а то, как её, систему, определять и определить. Это вот входит в систему, которая рассматривается по функции и признаку, или нет ещё? В общем, постулат о конечности систем в определении имеет место быть и на практике.

Но это всё технические вопросы модели. А что с философией получается? Учитывая два таких то ли плюса, то ли минуса системы, как личностные предпочтения личности, и принципиальную невозможность достичь оптимума в системе, философия не может быть какой-то законченной. Другими словами, философия системы это всегда идеализированные представления, то, к чему стремиться надо, вектор направленности, так сказать, а не жёстко установленный параметр. И на практике, следуя вектору, это как на местности, а не на карте, – всякое может быть.

Александр, отпив сока, всё-таки закурил сигару, но тут же, закашлявшись, аккуратно потушил её, и положил в хрустальную пепельницу.

– Крепкая очень. Надо подбирать сорт под своё горло. Но для антуража очень подошла.

И продолжил.
– Ведя речь и говоря о модели единичной системы, если использовать её по прямому назначению, то, глядя на полученные циферки и графики, мы должны понимать мысль бога. Это (модель) не совсем простой гаджет, а так сказать, – возможность приобщиться. Да, напрячь голову, конечно, надо. Обязательное понятие нагрузки в системе. Это не просвирку съесть и сделать глоток кагора, – типа, приобщился. Нет-нет. Хотя, конечно, в своё время, возможно и приобщение через просвирку и кагор, тоже могло быть подвигом. Вона что делалось-то. За убеждения львами запросто терзали. Ужасы какие. Но, надеюсь, мы всё-таки уже цивилизованные люди? И, если так философски подумать, то в плане развития системы, богу тоже не нужен скотный двор. Нужны богу кто с образованием, с подготовкой и навыками. Не знаю, в церкви об этом говорят, или, как-то всё надеются, что об этом упоминать не следует, и не надо направлять мирян учиться наукам. Впрочем, я к церкви никаким боком ...

Глядя на происходящее, часто думаешь, последние научные открытия бозона, тёмной и антиматерии как-то могут помочь объяснить эти действия? Не, никак. А вот, так сказать, морально-философский подход, конечно же, даёт такую возможность.

Моральная философия. Что же это такое может быть.

– Недавно прочёл где-то, как человек самостоятельно осваивал компьютер. И он попал в ступор, когда в одном описании встретил три названия одного устройства, - дисплей, монитор, и экран компьютера. Он так и не смог понять, различаются они чем-то. И если да, то где их все три искать.

Так и с моралью тоже получается. Надо разобраться с этим вопросом. А то навешают незнающему все тридцать грехов, заявив, что он аморален, неэтичен, безнравственен, и вообще, живёт по понятиям.

Что говорит многомудрая Википедия по этому поводу.
«Мораль (лат. moralitas, термин введён Цицероном от лат. mores — общепринятые традиции, негласные правила) — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений.
Мораль изучает особая философская дисциплина — этика.
Мораль и нравственность — тесно связанные понятия, которые многие считают синонимичными, хотя термин нравственность чаще применяется для описания внутренних принципов человека, а мораль — для общественных».

Но в точной науке надо выбрать что-то из двух возможных вариантов понимания термина.

Александр взглянул на официанта. Официант индифферентно делал вид, что занят чем-то, правильно подозревая, что Александр хочет его привлечь к рассуждениям как собеседника.

– Тогда, ещё чашечку кофе, – сделал заказ Александр. – Он всё же бодрит.

– То, что этика наука о морали, конечно, мало кто знает, путая ещё при этом этику и этикет.
В своё время, глубоко увлёкшись этикой, т.е., прочитав единственный возможный на тот момент учебник, для себя кратко сформулировал, что мораль, она же нравственность (и, после, добавив и такое слово как «по понятиям», если иметь в виду жаргонное его употребление), это означает неписаные правила и законы, которые выполняются в группе лиц и которыми пользуются как руководством к действию. Следует обратить внимание на слово «неписанные»!

Происхождение слова мораль в учебнике объяснялась как действительно иностранное, а слово нравственность, – отечественного употребления. По всей видимости, происходящего от корня «нрав».

(Во времена единственного учебника этики, во всех общественных местах, и булочных тоже, висел интересный напечатанный как плакат документ под названием «Моральный кодекс строителя коммунизма». Никто его не читал, конечно, кроме, может самих авторов, и меня, глубоко заинтересовавшегося таким положением дел. Если по кодексу тому выполнять один пункт, то обязательно нарушишь другой из него. Смешной документ.)

Александр огляделся вокруг. В кафе было как всегда пустынно.

– Что же, грустно вздохнув, – почти опечалился Александр, – можно и предположить.

– Попробуем разобрать какую-нибудь жизненную ситуацию.

Возьмём условного «Джентльмена» и не менее условного «Бандита» в их максимальных моральных проявлениях. Что мы можем сказать об их морали? Если внешне попытаться определить, то, пожалуй, за исключением некоторых мелочей, и ничего не сказать (всё-таки принадлежность к некой группе будет указана). И джентльмен, и бандит носят одинаково хорошо пошитые смокинги, лаковые туфли, и пользуются самыми роскошными автомобилями. И джентльмен, и бандит одинаково предупредительно пропустят вперёд себя женщину в трамвай, и если там, в трамвае наступят кому на ногу, то искренне извинятся. Т.е., оба вполне выполняют общественный этикет и друг другу, можно сказать, в этом плане не чужды, часто встречаясь на различных общественных мероприятиях. А всю оставшуюся разницу можно определить только по идейной направленности. Если для джентльмена норма «подтянуть» до своего уровня понятий окружающих (если видит, что он недостаточен), то бандит будет «ограничивать» своим уровнем понятий окружающих).

А что касается несформулированной (моральной) философии, то сравнив те же определения из Вики, где в одном месте кто-то написал, что «К задачам философии относились как изучение всеобщих законов развития мира и общества, …, а также изучение нравственных категорий и ценностей», а в другом – «Мораль изучает особая философская дисциплина — этика», то ничего странного в этом словосочетании, – моральная философия, нет.

Наверное, и понятнее было бы, называть моральную философию философией выделенных групп. Случайно ли образовались эти группы, или, где-то это было уже предусмотрено, в ТС есть только один ответ. Предусмотрено. (Мы, надеюсь, всё не забываем, что бог есть.)

Александр жирно-жирно подчеркнул фразу о выделенных группах. Приписывать мораль отдельной личности, вне указания принадлежности к группе, или группе групп, было бы совершенно ненаучно.

Те, кто патетично взывает к нравственности личности, скорее всего, имеют в виду мораль своей группы, а вовсе не группы того, кого хотят, чаще всего, осудить. Опять-таки путая нравственность и установленный «внутренний мир» человека. О «внутреннем мире» рассуждения идут за другим столиком , а сейчас, главное, не мешать всё в одну кучу.

Группу групп другими словами можно назвать социальной группой. Существует ещё и социальные общности.

Интересно происхождение слово группа.

«Слово «группа» попало в русский язык в начале 19 в. из итальянского (ит. groppo, или gruppo — узел) как технический термин живописцев, используемый для обозначения нескольких фигур, составляющих композицию. Именно так объясняет его словарь иностранных слов начала 19 в., где среди прочих заморских «диковин» содержится и слово «группа» как ансамбль, композиция «фигур, целое составляющих, и так приноровленных, что глаз разом их озирает».

Термин «узел» в ТС понятие известное, так что «синхронный перевод» на язык философских, политических и общественных наук, и обратно, не должен вызывать затруднений.

Признаки социальной группы:

«Общность потребностей.
Наличие совместной деятельности.
Формирование собственной культуры.
Социальная идентификация членов общности, их само причисление к этой общности».

Думается так же, что для ясности положений и поставить опыт будет позволительно.

– Возьмём обезьяну, к примеру, и предложим ей на выбор связку бананов или её эквивалент в долларах. Скажем, $10. Да чего жадничать, пусть будет $100. Что предпочтёт обезьяна? Связку бананов. Зачем ей доллары. Она так и скажет, что и выбора-то у неё никакого не было. Вот если бы предложили связку бананов или ананас, она бы ещё подумала.

Какой из этого можно вывод сделать? Чтобы обезьяна обратила внимание на доллары, она должна быть хоть немного социализирована. Да хотя бы до уровня островитянина-туземца, который уже может связку бананов поменять на ракушки, а ракушки на ананас. А что значит социализирована? По крайней мере, она должна освоить одну из абстрактных наук, – математику. Т.е., попросту, научиться считать. Для этого она должна попросить лаборанта, занимающего с ней, помочь ей освоить арифметику.

Теперь продолжим опыт. Возьмём те же $100, да чего там жадничать, $10 000 и предложим выбор человеку разумному. Эти деньги, или модель единичной системы? Как думаете, человек разумный поступит? Он тоже скажет (почему-то всё время так мне встречается), что $10 000, ему понятно, зачем нужны (часть потратит на бананы), а вот зачем осваивать абстрагированную науку, он не знает.

Александр даже улыбнулся.

– Ещё можно сделать и второй вывод из опыта. Ежели предположить, что это труд из обезьяны сделал человека, так сказать, то это был труд по освоению абстрагированных понятий.

И так, как выясняется, деньги, – доллары, фунты, фертинги, ракушки, это, являясь ещё и неким эквивалентом, признак социализации. Тот же признак социализации, как минимально необходимый набор знаний, навыков и идейной направленности, тоже может быть звонким неразменным капиталом. Никто не допустит вас до электрощита, например, если вы не можете различить, где «земля», а где «фаза».

(Интересно было бы проанализировать цепочку эквивалентов в историческом плане, но, фактов так мало, что я сам и не стал бы этим заниматься. В принципе, можно и предположить её, даже. Имея модель единичной системы в уме, конечно (за неимением её в «реале»), и хорошо понимая системные задачи.)

– Мы тут всё о философии размышляем, – требуя уже третью чашечку кофе у официанта, продолжал Александр.

– Как это увязывается, – модель системы, и может соответствовать философии? Или философия модели. А вот сейчас и разберём этот тонкий момент.

Все когда-нибудь планировали свой отдых, допустим. Или что-то другое. А теперь представим себе себя богом. Нужно, для примера, спроектировать цепочку эквивалентов, чтобы получить необходимый результат. Скажем, для допуска гомо сапиенса в электрощитовую. Да мало того, эта цепочка есть не что иное, как развитие жизни, предположим, десятка поколений. Т.е., и жизнь должна быть, и развитие, и нужный результат этого проекта.

И тут же возникает первейший философский вопрос. А что считать жизнью? Что такое жизнь? Что значит жить?
Учёный, который разглядывает в телескоп какую-нибудь планету, уверенно скажет, – ну булыжник и булыжник, никакой там жизни нет. И, почему-то все уверены в том, что этот учёный что-то знает о том, что есть жизнь. Он определил, булыжник совсем не подходит для жизни. И, может быть правильно. Но для реализации возможности жизни, её обеспечения, булыжник, как основание, очень нужен. Это только в песне, гулять по воде, может и интересно, всякие острые ощущения, но, всё же отнесём это к экзотическим занятиям. И вот, ставя пред собой учебную задачу, точно такую же, как и у проектировщика, нужно ответить на несколько вопросов.

Александр допив и третью чашечку кофе, закурил сигарету.

– Но, пока отвлечёмся. Вспомним недавнее прошлое. Ещё лет 30 назад, никто и не мог представить себе, что появятся сотни новых профессий, дотоле даже непонятных в чём их суть могла бы быть. Но, всё же, нашлись люди, которые эти профессии сформировали, и даже нашлись другие люди, которые их успешно освоили и дальше развили. Кто из нас может предположить, чем будет заниматься даже праправнук, если сами себя не доведём до полного кретинизма и уже не только предполагать, а и соображать перестанем? И что для него, праправнука, будет означать жить? Есть варианты?